1597 Петров чертеж v.1

Сообщение retromap » 08 фев 2010, 14:19

Аватара пользователя
retromap
 
Сообщения: 4338
Зарегистрирован: 04 дек 2009, 21:17

1597 Петров чертеж - экспликация

Сообщение mikhail » 15 фев 2010, 20:17

Экспликация плана

Благосклонный читатель, в этой карте города Москвы ты видишь деление на четыре части или четыре укрепления из стен, из которых внутренняя обозначена буквой В, называется Китай-город, та самая, которая есть город; к ней ближе всего прилегает крепость или царский замок, окруженный стенами, и называется Кремленаград, обозначенный буквой А, и эти две части окружаются каменной стеной, а местами - деревянным тыном. Город же, который окружает их с востока, севера и запада, называется Царьгород, обозначенный буквой С, царский город, окружен стеной из белого камня, но с земляною осыпью. Окружающая их снаружи часть, обозначенная буквой D, называется Скородум и имеет деревянную, без земляной осыпи стену, а ее южная часть, расположенная по ту сторону реки Москвы, называется также Стрелецкая слобода, потому что те дома населяют солдаты и стража великого государя царя и великого князя и другие питомцы Марса, часть эту мы обозначаем буквой Е.

В Китай-городе, то есть во внутреннем городе, обозначаются следующие места под своими номерами:

1. Троица, храм святой Троицы, именуемый Иерусалим; к тому храму в праздник пальм ведется царем патриарх, сидящий на осле (так называемое шествие на осляти; храм - собор Покрова, что на Рву, то есть Василий Блаженный).
2. Колокольня вышеназванного храма
3. Лобное ("Налобное") место, помещение или возвышение, выстроенное из кирпича, на котором патриарх в дни молитв воспевает некоторые песнопения, также служит для объявлений народу.
4. Площадь, называемая площадью казней (Красная площадь)
5. Неглинные ворота, которые называются и Львиными воротами (в дальнейшем стали называться Воскресенскими).
6. Ворота к реке Москве (Москворецкие)
7. Заведения продающих сапоги (сапожные лавки против Нижних Торговых рядов).
8. Таможня, где оплачивается пошлина на все товары, которые ввозятся (возле Москворецких ворот на месте Мытного двора).
9. Палатки торговцев, где продаются всякие товары (Верхние, Нижние и Средние Торговые ряды, лавки в Зарядье и у Неглинных ворот).
10. Лавки живописцев (Иконный ряд на Никольской улице)
11. Гостиница, в которой русские окрестных городов получают пристанище для продажи своих товаров (между Верхними Торговыми рядами и Богоявленским монастырем).
12. Монетный двор (в начале Варварки).
13. Двор англичан, торгующих в Москве (Английский двор на Варварке)
14. Вознесение, храм Вознесения Христа, с позолоченным верхом.
15. Двор Никиты Романовича, который был дедом ныне царствующего царя Михаила Федоровича (на Варварке).
16. Двор Булгакова.
17. Двор послов (Посольский двор на Ильинке)
18. Двор Новгородского митрополита (Новгородское подворье на Ильинке).
19. Двор Степана Васильевича Годунова.
20. Тюрьма, место для заключения у Варварских ворот.
21. Варварские ворота.
22. Ильинские ворота.
23. Никольские ворота.
24. Типография (Печатный двор на Никольской).
25. Двор Иоанна де Валя, позднее Андриана Фосса (Феза), ныне де Воглиуса (Фоглера, на Никольской).
26. Двор Михаила Никитича Романова.
27. Двор князя Петра Буйносова.
28. Двор князя Андрея Телятевского.
29. Двор Петра Никитича Шереметева.
30. Двор князя Бориса Черкасского (почти все дворы - на Никольской).
31. Арсенал, в котором сохраняются военные метательные орудия (Пушечные и зелейные амбары у Неглименских ворот).
32. Судный двор, где разрешаются гражданские тяжбы и определяются наказания за более легкие преступления (Земский приказ, западней Никольского монастыря).
33. Святой Николай, монастырь, где совершаются крестные целования, форма присяги для разрешения всего сомнительного (Николо-греческий монастырь на Никольской).

Царь-город имеет следующие обозначения:

1. Царская конюшня (на Волхонке, так называемый Колымажный двор)
2. Ворота, ведущие к воде для обслуживания конюшен (Водяные ворота Белого города).
3. Сад с травами для Царской аптеки (Аптекарский сад на месте части нынешнего Александровского сада).
4. Новые гражданские Присутственные места (Земской двор на месте существующего Манежа).
5. Больница (против здания Университета, на нынешней площади 50-летия Октября).
6. Дом, где отливаются военные орудия (Пушечный двор).
7. Конная площадь (на месте Лубянского сквера).
8. Двор польских купцов, с которым соприкасается двор армянских купцов.
9. Больница, где продается соль и рыба (Соляной двор на Солянке, при нем была богадельня для сирот и престарелых).
10. ("Бражник тюрьма") тюрьма для пьяниц.

Названия ворот во внешних частях города, то есть Скородома:

1. Чертольские
2. Арбатские
3. Никитские
4. Тверские
5. Дмитровские
6. Петровские
7. Устретенские
8. Покровские
9. Яузские
10. Серпуховские
11. Калужские
12. Фроловские

12-е ворота находятся в каменной стене, а 10-е и 11-е в деревянной стене. 9-е, в деревянной стене, называются Болвановские пониже Яузские и Таганские ворота, к ним примыкает близко Германское кладбище.

Скородом имеет следующие обозначения:

1. Сад великого князя (Государев сад в Заречье, против Кремля).
2. Теплые воды или бани (на Балчуге, у Москворецкого моста, и в Заяузье, в начале Таганки).
3. Дровяной рынок (на месте Петровского бульвара).
Аватара пользователя
mikhail
 
Сообщения: 623
Зарегистрирован: 18 янв 2010, 22:17

Re: 1597 Петров чертеж

Сообщение топоним » 21 мар 2010, 11:19

Здравствуйте .Огромная благодарность за переводы! Вы-зберегатель глазного здоровья.
топоним
 

Re: 1597 Петров чертеж

Сообщение Elena » 20 апр 2010, 15:40

Интересно, почему у плана такая ориентация?
По главной дороге? По реке?
Elena
 

Re: 1597 Петров чертеж

Сообщение sokol » 20 апр 2010, 17:22

Elena писал(а):Интересно, почему у плана такая ориентация?
По главной дороге? По реке?


Я в свое время читал какую-то книгу по древним картам, и там про ориентацию говорилось примерно следующее. В те времена направления на север-юг представляли интерес лишь у мореплавателей, а простым смертным нужны были простые, заметные и доступные каждому ориентиры. Использовался прагматичный подход: карта должна была пояснить, где находится искомый объект относительно приметного ориентира. Такими ориентирами могли стать заметные объекты - гора, линия моря, большое строение, река. Поэтому древние планы строились относительно таких ориентиров, а не по сторонам света.

В Москве самым заметным ориентиром была основная река (Москва), и поэтому карта - схема местности - составлялась относительно этого ориентира. Объекты позиционировались примерно так: выше правого притока (Яузы) на правой стороне реки (Москвы). Из этих соображений естественно, что Москва-река была привилегированным объектом карты, относительно которого размещались все остальные.

Но вот по этой логике никак нельзя понять, почему Москва-река обычно размещалась на древних планах слева, а не снизу. Казалось бы вполне естественно было бы рисовать план местности, сидя на берегу реки. Но в этом случае Москва-река должна бы находиться в нижней части карты. Может с низкого берега Яузы была лучшая обзорность, чем с берега Москвы-реки, откуда обзорность была намного хуже?
sokol
 
Сообщения: 94
Зарегистрирован: 23 дек 2009, 12:27

Re: 1597 Петров чертеж

Сообщение olenka » 25 авг 2010, 19:06

Вот что было написано про этот план в журнале "НАУКА И ЖИЗНЬ" - август 1968 г.

ЗАГАДКА "ПЕТРОВА ЧЕРТЕЖА" - ПЕРВОГО РУССКОГО ПЛАНА

Кандидат архитектуры П. ГОЛЬДЕНБЕРГ.

В 1837 году в Петербурге, в отделении “Кунсткамеры”, был найден “Любопытный план Москвы, изданный в Амстердаме с объяснением на латинском языке”. Этим планом пользовался Петр 1, поэтому план получил название “Петрова чертежа”. На нем было изображено четыре “города” Москвы: Кремль, Китай-город, Царев-Белый город и Скородум (или Скородом, — после пожара 1611 года был восстановлен в 1643 году как Земляной город). Позднее была обнаружена и карта России.

Русские ученые (С. Белокуров, И. Забелин, Н. Скворцов, С. Бартенев) установили, что эти чертежи были изданы в IV книге второго тома “Географии” Блавиана, напечатанной в Амстердаме в 1662 году и в 1667 году в Голландии. Таким образом, выходило, что планам — двести лет. Но кто и когда составил, какова их ценность, — на этот вопрос ответ был дан лишь спустя сто с лишним лет советскими учеными. Уже в наше время С. А. Клепиковым был найден уникальный чертеж “Кремлена града”.

Долгое время думали, что оба чертежа Москвы не имеют ме-жду собой ничего общего. Однако оказалось, что на чертеже было такое описание: “замок” (то есть Кремль) с тремя соприкасающимися городами Москвы в том положении и размере, как он был под цветущей властью блаженной памяти великого государя, царя и великого князя Бориса Федоровича...” (Годунова). Но ведь эта надпись на плане Кремля имеет смысл только в том случае, если есть другой чертеж, изображающий весь город, а таким чертежом мог быть только “Петров чертеж”: ведь в его заголовке повторено то же описание.

Характер “вязи”, особенности написания слов на обоих чертежах характерны для самого начала XVII века. Латинскими буквами написаны русские слова и многие пункты экспликации. На “Кремлена граде” читаем: Vosnesenie monaster — Вознесения монастырь, Posolske pricaes — Посольский приказ, Karnmene most — Каменный мост, Pretzista, Soborno tserke — “Пречистая, соборная церковь” (чисто московское название Успенского собора!) Iwan Velikoy — Иван Великий; в Китай-городе: Troyts — Троица (Василий Блаженный), Plosset — площадь (Красная), Nalobne meest — лобное место, Turmen - Тюрьмы. В Царевом городе — Brasnikturmen — бражные тюрьмы. Дальнейшее сравнение показало, что экспликация к обоим чертежам составлена в течение одного времени. Когда? Давайте присмотримся повнимательней к постройкам, изображенным на них. На чертежах показаны пять дворов, принадлежавших Борису и его родственникам, сосланным или погибшим после смерти Бориса (1605 г.); названы и дворы многих бояр, попавших в опалу в 1601 году (дворцы Сицкого, Романова, Шереметева, Черкасского), уже значится колокольня Ивана Великого, надстроенная около 1600 года, стена с зубцами вокруг Кремля, мост у Неглинных ворот Китай-города, Лобное место в Китай-городе, Новый земский двор в Царевом городе — все они построены в 1598—1601 годах, огромный дворец “на взрубе” для палат Годунова сооружен в 1601—1603 годах. На планах нет ни одного строения, возведенного позже 1603 года. Следовательно, оба чертежа составлены в первую половину царствования Бориса Годунова.

Несмотря на те, что впервые “Петров чертеж” гравировался в 1614 году голландцем Hessel Gerhartius (Гессель Герхартс и был посвящен царю Михаилу Федоровичу (1613—-1645 гг.), он, бесспорно, выполнялся по русскому подлиннику. Точность, с которой изображены улицы и переулки, крепостные укрепления, убеждает, что создавали этот чертеж русские картографы, ибо иностранец не мог знать сложной системы уличной сети и был лишен возможности даже приблизиться к московским укреплениям. “Петров чертеж”— это не рисунок, а именно чертеж, на котором “города” изображены в разных масштабах: самый крупный масштаб имеют Кремль и Китай-город, мельче — Белый город и еще мельче — Скоррдом. Это доказывается сличением “Петрова чертежа” и “Кремлена граде” с первым геодезическим планом Москвы 1739 года (Мичурина) и еще более точным планом 1767 года (Горихвостова).

Возможно, изображение Кремля, Китай-города и Белого города “Петрова чертежа” — это точная копия правительственного плана Москвы. Скородом же пририсован к иему и не имеет значения документа.

В чем ценность “Петрова чертежа” Москвы? Прежде всего в том, что это первый русский план, изобразивший радиально-кольцевую структуру плана Москвы, сложившуюся в конце XVI века. Она сохранила свое значение и для современной Москвы. Для нас, москвичей XX столетия, оба чертежа дороги еще и тем, что на “Кремлена граде” и “Петровом чертеже” воспроизведен неповторимый облик старой Москвы, лучшие черты которого будут сохранены и развиты в генеральном плане столицы.
olenka
 
Сообщения: 246
Зарегистрирован: 24 авг 2010, 12:32

О Петровом чертеже Москвы

Сообщение isakova » 12 дек 2010, 23:46

О Петровом чертеже Москвы:

Данный план относится к одним из самых ранних планов города. Он весьма напоминает весьма схожий с ним план Феодора Борисовича. Как и другие планы времен Годунова и после него, он примечателен тем, что выполнен в несколько непривычной для нас ориентации. С точки зрения современных картографов, его следовало бы повернуть на 90 градусов против часовой стрелки.

Вокруг истории этого плана существуют разночтения. Н.М.Молева в книге «Москвы ожившие придания» относит его к периоду между 1597 и 1599 годами, а первое издание датирует 1662 годом (во втором томе «Космографии» Блавиана в Амстердаме). В книге «Архитектурные ансамбли Москвы XV - начала XX веков», изданной под редакцией Т.Ф.Саваренской, его относят к началу 1600-х годов, и считают что впервые он был издан Г.Гарритсом в 1613 году. Но это еще не все. На сайте фонда «Русская культурная инициатива» по поводу него приведена следующая информация: Цитата: В середине 1663 году в Амстердаме (Second volume de Geographie Blaviane. A Amsterdam, chez Iean Bleau. 1663) был впервые опубликован чертеж Москвы, относящийся к царствованию Михаила Федоровича, известный под названием «Петрова», так как копия с него была обнаружена в первой половине XIX столетия в так называемом Кабинете Петра Великого.

Наверху чертежа имеется надпись славянской вязью: «Црствающой град Москва началной город всех Московских гдрства». Очевидные неправильности в надписи были допущены гравером-иностранцем. На левом поле чертежа помещено на латинском языке объяснение, которое в переводе на русский язык гласит следующее: «Благосклонный читатель! На этом чертеже ты видишь четверочастное деление или четыре укрепления стенами города Москвы, из которых внутреннее называется КИТАЙ-ГОРОД и составляет самый город. С ним смежна крепость, или царев двор, огражденный стенами и называемый КРЕМЛЬГРАД. Оба они обнесены каменною стеною без всякого другого материала. Окружающий их с востока, севера и запада город называется ЦАРЬ-ГОРОД, царевым городом; он обнесен стеною из белого камня с присоединением земляного материала. Окружающий эти части вовне город называется СКОРОДУМ, имеет деревянную стену, без примеси земли; южная часть его, расположенная по ту сторону Москвы-реки называется также СТРЕЛЕЦКАЯ СЛОБОДА, потому что те дома населяют солдаты и стража великого государя, царя и великого князя и другие питомцы Марса».

«Петров чертеж» имеет сходство с более ранним Годуновским чертежом Москвы и время его создания относится, судя по всему, к концу XVI - началу XVII столетий.

Москва начала XVII века отличалась редкой целостностью своей архитектуры и объемно-пространственного решения. Это достигалось, во-первых, тем, что Кремль был виден с большинства застав и улиц города, и, во-вторых, общностью архитектурного типа строений Кремля и остальной Москвы. Главная московская крепость располагалась в центре Москвы на высоком Боровицком холме над Москвой-рекой, за которой расстилалась низина Замоскворечья. Все основные радиальные улицы сходились к ее воротам. Поэтому перспективы московских улиц и до настоящего времени архитектурно замкнуты каким-либо строением Кремля: воротной башней, столпом Ивана Великого или шатром Покрова, что на рву (храма Василия Блаженного). Во всем величии панорама Кремля открывалась со Швивой горки, с подъема Пречистенки и из Замоскворечья. В целом, весьма выразительный ансамбль Кремля архитектурно «держал» старую Москву. Одновременно, силуэты крепостных башен Кремля были поддержаны крепостными башнями Китай-города, Царева (Белого) города и Скородома. По мере приближения от них к Кремлю число башен возрастало и высота их увеличивалась. Определенную роль здесь играл и московский рельеф, который еще усиливал выразительность силуэтов города; так как Спасские и Никольские ворота Кремля, а также Ильинские ворота Китай-города были построены на гребне Боровицкого холма; Тверские и Сретенские ворота Царева (Белого) города - на высоких буграх становой Московской возвышенности. В свою очередь, вертикали кремлевскиих соборов и колокольни Ивана Великого отражались в соборах и колокольнях московских монастырей, расположенных в виде трех полуколец. Ближайшее к Кремлю северное полукольцо состояло из Алексеевского, Крестовоздвиженского, Никитского, Георгиевского, Златоустовского и Ивановского монастырей. Они стояли недалеко друг от друга, в гуще городской застройки. Их колокольни и соборы замыкали перспективу с соседних улиц и переулков. Вторая группа монастырей: Высоко-Петровский, Рождественский, Сретенский и, позднее, Страстной, размещалась вдоль северной части стены Белого города (ныне Бульварного кольца). При чем, Рождественский и Высоко-Петровский стояли друг против друга на высоких склонах речки Неглинной; Сретенский и более поздний Страстной монастырь располагались на высоких буграх. Третье полукольцо монастырей защищало Москву с юга. Монастыри-сторожи - Новодевичий, Ново-Спасский, Симонов, Андронников, Данилов, Донской были расположены вне города. Они были значительно больше городских монастырей, стояли на примерно равных расстояниях друг от друга и от стены Скородома и ожерельем миниатюрных городков окружали Москву и Кремль. Такова непосредственная пространственная связь Кремля с Москвой.

Патриарх Иов так говорит о зрелище, открывшемся перед Казы Гиреем в 1591 году с Воробьевых гор: «Оттуду же узре окаянный царь красоту и величество всего царствующего града, и великие каменноградные стены, и златом покровенные и пречюдно украшенные божественные церкви и царские великие досточудные двоекровные и трикровные палаты». Панорама средневековой Москвы была сказочно красива. Стены Китай-города тех времен были красные кирпичные. Они оставались такими вплоть до правления царевны Софьи, которая велела их выбелить.

Земляной город называли также Скородомом - от лёгких, скорых построек. Стены его образовывали круг неправильной формы, охватывавший тогдашнюю Москву, и отделявший её от подмосковных слобод и сёл. По свидетельству одного из спутников германского посла Марка Воркоча, деревянные стены Скородома были очень толсты и имели множество башен, что придавало городу величественный и красивый вид, а их окружость представлялась французу Марджерету во времена Лжедмитрия большей, чем окружность стен Парижа.

Тогдашние скородомские москвичи жили общинами по слободам; там были например слободы: Плотники, Кречетники, Трубники, Сторожи, Воротники, Пушкари, Грачи (название происходит от кусков свинца, которыми стреляли), Толмачи, Яндовы (медная посуда), Бронники. Были там и общины национальные (в основном татарские), например Татарская слобода, Балчуг, Таганка, Ордынка, Наливки (где жили в основном выходцы с запада).

За пределами Земляного города располагалось тогдашнее Подмосковье - села, ставшие позже слободами - Напрудское, Елохово, Рубцово, Образцово и другие. Впоследствии они были обведены новым, более обширным концентрическим кругом - Камер-коллежским валом.
isakova
 

Re: 1597 Петров чертеж

Сообщение admin » 30 мар 2011, 13:33

1291 Вариант Петрова чертежа в галерее сайта
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 2588
Зарегистрирован: 04 дек 2009, 18:27

Петров чертеж в книге Сытина П.В.

Сообщение Kolesov » 30 окт 2011, 12:17

Вот что написано про Петров чертеж в книге Сытина П.В. История планировки и застройки Москвы. Материалы и исследования (1147-1762). т. 1, М., 1950:

Первый (полуфантастический) план Москвы в пределах Кремля и его ближайшего окружения дал, как уже сказано нами выше, Герберштейн. Но более или менее реальный план Москвы, тоже глазомерный, дан только в конце XVI века. По мнению С. К. Богоявленского, М. И. Александровского и других специалистов, он составлен по поручению Бориса Годунова приказными дьяками и лег в основание всех других планов-чертежей XVII века.

По мнению М. И. Александровского, специально занимавшегося исследованием планов-чертежей Москвы XVII века, этот первоначальный план-чертеж составлен не ранее 1596 года и не позднее 1598 года. В подлиннике не сохранился. Лучшая и ближайшая по времени копия с него — так называемый «Петров план», найденный в канцелярии Петра I и опубликованный впервые на русском языке в 1838 году. Копией с первоначального плана, очень близкой к Петрову плану, является и план царствующего града Москвы, опубликованный в 1663 году в «Географии» Блавиана в Амстердаме на латинском языке. По мнению М. И. Александровского, эти планы послужили основой для всех планов-чертежей XVII века, издававшихся за границей, с некоторыми только дополнениями и изменениями соответственно с временем их составления. Таковы, например, план Массы 1606 года, Сигизмундов план 1610 года, план Олеария 1634 года, Мериана 1643 года, Мейерберга 1661—1662 годов, Пальмквиста 1674 года, Таннера 1678 года, Моле 1683 года, Зандрарта 1701 года.

С первоначального же, или Петрова, плана были сделаны русские планы-чертежи XVII века. Например, Годуновский — в левом углу карты России, вероятно, составленной в приказе в 1604 году и гравированной за границей Герардтом в 1613—1614 годах; найден графом А. И. Мусин-Пушкиным, подписанным Екатериной II: «Москва по оригиналу Федора Борисовича»; на самом же деле по Петрову плану, но с изменениями, происшедшими с 1597 по 1604 год. В 1663 году Епифаний Славинецкий издал первую Библию с планом Москвы, восходящим к Петрову чертежу и чертежу Мейерберга. Вероятно, его составлял тот же русский, что и чертеж Мейерберга. В начале XVIII века во французском издании был издан маленький план Москвы, называемый Меншиковым, а в 1713 году Киприанов издал тоже маленький план Москвы, но он имеется лишь в одном экземпляре в Академии наук (сообщил Пекарский). Вероятно, это тот же план, который был в стенном календаре Брюсса (1706—1712 гг. ), изданном тем же Киприановым. В основе его тоже лежит Петров план.

На основании изложенного для уяснения планировки Москвы в конце XVI — начале XVII века достаточно рассмотреть этот Петров план, указывая затем изменения его в следующих планах.

Как и все другие планы-чертежи Москвы, кроме плана Исаака Массы и Таннeра, Петров чертеж дает изображение Москвы в пределах Земляного города (Садового кольца) с колокольни Ивана Великого, но лицом на восток. На чертеже город резко разделен широким плацдармом вокруг современных бульваров, стен Кремля с Китай-городом и рекой Москвой, к югу от последних, на четыре части: Земляной (Скородом, Деревянный) город, Белый (Царь-город) город, Кремль с Китай-городом и Замоскворечье. Красной площадью, стеной и рвом Кремль отделяется от Китай-города. С севера Китай-город и Кремль ограждены за своими стенами прудами реки Неглинной; с восточной стороны за стенами того и другого видны рвы, через которые от Никольских и Спасских ворот Кремля и Никольских, Ильинских и Варварских ворот Китай-города переброшены мосты. Большой прорыв, или мост, через ров у Китай-города виден и против Рождественки. Через реку Неглинную большой мост показан против Тверской улицы, затем мост с отводной башней (Кутафьей) от Троицких ворот Кремля и деревянный мост от Боровицких ворот, Через реку Москву показан лишь один мост — Москворецкий. Через Яузу — тоже один мост, Яузский (ныне Астахов). Через реку Неглинную показан еще большой деревянный мост на современной площади Свердлова.

В Кремле показаны те же улицы, которые были при Иване III; те же улицы и в Китай-городе. Но площадь между Кремлем и жилыми кварталами Китай-города показана уже значительно застроенной рядами лавок. Между Никольской и Ильинкой мы находим на плане 20 квадратов (кварталов) с лавками и сплошные ряды лавок по Красной площади и Ильинке до Ветошного ряда. Между Ильинкой и Варваркой — 12 квадратов; между Варваркой и Мокринским переулком — 16 квадратов. Более всего были выдвинуты вперед на площадь лавки между Никольской и Ильинкой, затем — между Ильинкой и Варваркой и менее всего — лавки между Варваркой и Мокринским переулком. Восточная граница всех рядов шла по линии современных Ветошного — Хрустального — Зарядьевского переулков.

На площади перед Кремлем, позади Василия Блаженного, но рядом с ним, видна небольшая церковь (Николы Москворецкого). Между ней и южной стеной Китай-города видны четыре небольших ряда лавок (впоследствии известных под названием «Живорыбного ряда») и две маленькие церковки рядом (вероятно, Спаса Смоленского с придельной). К востоку от Василия Блаженного показано Лобное место; от Спасских ворот к Ильинке — деревянный помост («мост», по выражению того времени).

Между ним и таким же помостом от Никольских ворот Кремля на Никольскую улицу Китай-города показаны на площади еще четыре отдельные церковки и избушка. На месте Исторического музея — одна большая и одна маленькая избы. На Никольской, против рядов, между Красной площадью и Ветошным переулком, показаны ряды на другой стороне улицы (позднее Иконный ряд), за которыми до северной стороны Китай-города разбросаны отдельные мелкие строения.

Кроме четырех главных и параллельных друг другу улиц с запада на восток -Никольской, Ильинки, Варварки и Мокринского переулка — видим в пересекающих их улицах современные Ветошный, Хрустальный, Зарядьевский, Куйбышевский, Рыбный, Большой Черкасский переулки, Владимиров проезд, Псковский, Ипатьевский и Кривой переулки и площади-проезды возле внутренней стороны стен Китай-города, застроенные тогда только между Москворецкими воротами и глухой башней вблизи современных Проломных ворот на Москворецкую набережную. Из этих площадей позднее остались незастроенными только Старая и Новая площади у восточных стен Китай-города. В Зарядьи видны и линии современных Елецкого и Ершова переулков, севернее Ильинки — Старопанского переулка, а южнее ее — исчезнувшего позже переулка на месте Гостиного двора. Таким образом, современная планировка Китай-города вполне сложилась уже к концу XVI века.

Все существующие в настоящее время башни Кремля показаны на Петровом чертеже, кроме одной — маленькой царской башенки к югу от Спасских ворот. Но все башни показаны без высоких современных шатров. На современной Кремлевской, набережной, кроме существующей стены Кремля, показана еще одна стена с башнями против современной Тайницкой и Благовещенской башен.

На набережной реки Москвы, у стен Кремля и Китай-города, ничего не показано, а между современной Водовзводной башней и Боровицкими воротами, за рекой Неглинной, показаны строения какого-то двора, огороженного забором. В нем можно предполагать известный здесь позднее Лебяжий царский двор. Между Боровицкими и Троицкими воротами виден огороженный забором большой Аптекарский сад. занимавший все пространство между рекой Неглинной и современной Моховой улицей. Между ним и Кутафьей, против современной улицы Калинина, показана церковь Николы в Сапожке.

На обширной площади — плацдарме между Троицкими воротами и Неглиненским, позднее Воскресенским, мостом — видны два небольших ряда строений против современной улицы Герцена. В объяснении к плану они названы: «Новый земский двор» Дальше на площади показано строение с башенкой, повидимому, церковь Георгия на Красной горке, стоявшая на месте современного дома Американского посольства, но в объяснении к плану она называется больницей. Нечто вроде лавок показано к югу, у реки Неглинной, а у Тверской улицы, на месте современной Манежной площади, — большой двор со строениями по сторонам, отделенный переулочком от строений к югу. Это — Моисеевский монастырь.

Современный Охотный ряд показан продолжавшимся улицей прямо к востоку, до реки Неглинной, через которую был переброшен деревянный мост, уже в конце XV века называвшийся по улице Петровским. На улице показана церковь Анастасии Узорешительницы против Дмитровки (современной Пушкинской улицы), а между улицей и рекой Неглинной, параллельно им, стояли три длинных деревянных ряда лавок: Мучной, Житный и Солодовенный ряды. В выступе квартала между Тверской и Дмитровкой можно предполагать стоявшую здесь церковь Параскевы Пятницы. За мостом через реку Неглинную виден большой огороженный забором двор с большой конусообразной башней в центре и меньшей рядом — это, по объяснению на плане, «дом, где отливаются военные орудия», Пушечный двор.

Плацдарм за восточной стеной Китай-города занят только по обеим сторонам Варварских ворот лавками и другими мелкими строениями.

Вся остальная площадь Белого города плотно покрыта строительными кварталами, с улицами и переулками между ними, в которых можно узнать почти все существующие доныне улицы и переулки и указать ряд исчезнувших переулков. Первые мы перечислять не будем, а последние укажем.

Между южной стеной Белого города и современной Волхонкой, от Боровицкого моста до Ленивки, на плане указана площадь с одним лишь Лебяжьим двором в юго-восточном углу. Между же Ленивкой и современным Соймоновским проездом, по которому тогда проходила западная стена Белого города, указано три продольных, от Волхонки к южной стене Белого города, и один поперечный переулок у лежавшего в самом юго-западном углу Белого города Алексеевского монастыря. Из этих переулков к 1917 году сохранился лишь третий продольный (Всехсвятский), остальные три исчезли.

Между Волхонкой и улицей Фрунзе (бывш. Знаменкой) были: переулок с Волхонки между Большим и Малым Знаменскими и два переулка между этими переулками у Знаменки. На месте Музея изобразительных искусств показан обширный царский конюшенный двор. Кроме того, на улицу Фрунзе, коленом в северо-западной ее части, выходил Антипьевский переулок, а между ним и улицей Грицевеца (бывшим Б. Знаменским переулком) был еще один переулок.

Между улицей Фрунзе (Знаменкой) и улицей Калинина (Арбатом) на плане показано одиннадцать переулков вместо ныне существующих двух. Один из этих переулков, шедший по восточной стороне Арбатской площади, исчез только в со-
ветское время, после реконструкции этой площади в ее северной части. Между ним и Крестовоздвиженским переулком было еще четыре сквозных переулка со Знаменки на Арбат, позже исчезнувших. Между четвертым из них и переулком у Арбатской площади показано на плане еще три перпендикулярных к ним переулка.

Был еще один сквозной переулок между Крестовоздвиженским и улицей Маркса и Энгельса (бывш. Ваганьковским переулком), им параллельный.

Между улицей Калинина (Арбатом) и улицей Герцена (бывш. Никитской), кроме существующих шести переулков, показано еще: 1 — у западных стен Никитского монастыря, между современной улицей Грановского и Большим Кисловским переулком; 2 — к северу от последнего, между Нижним и Средним Кисловскими переулками, до шедшего в середине квартала между ними еще одного исчезнувшего переулка; кроме того, еще один переулок шел между улицами Грановского и Моховой.

Между улицей Герцена (Никитской) и улицей Горького (Тверской) показано десять сквозных переулков, вместо существовавших в 1917 году и ныне существующих семи, и шесть переулков, связывавших сквозные между собой, из которых сохранились только два — Елисеевский и Большой Гнездниковский.

Один из исчезнувших переулков продолжал современный Большой Гнездниковский переулок почти до самой улицы Герцена и выходил на современный бульвар у Никитских ворот, между современными домами № 2 и № 4.

Другой переулок продолжал Малый Гнездниковский до нынешнего здания Кустарного музея и здесь выходил коленом на улицу Станиславского.

Третий переулок продолжал шедшую от улицы Герцена улицу Станкевича (современная улица Станкевича от Елисеевского переулка была тогда продолжением Хлыновского переулка, только в XVIII веке сделавшегося тупиком). Этот переулок выходил на улицу Горького против Столешникова переулка.

Между Брюсовским переулком и улицей Огарева шел еще один сквозной переулок, им параллельный.

Такой же сквозной переулок был между улицами Белинского и Моховой.

Весь район между улицами Герцена и Горького пересекал посредине и по их направлению переулок, позже называвшийся «Успенский вражек»; его не видно лишь между Большим Гнездниковским переулком и проездом у Белого города и между Брюсовским переулком и последним сквозным у Моховой улицы.

Кроме этого переулка, к западу от него один переулочек соединял Большой Гнездниковский переулок с улицей Станиславского, другой — последний сквозной с Моховой улицей.

К востоку такой же переулочек соединял проезд у Белого города с Большим Гнездниковским переулком на месте нынешнего колена, а улицу Станиславского с улицей Огарева соединял переулочек на месте нынешнего Елисеевского и его продолжения к югу во дворах.

Между улицей Горького (Тверской) и Пушкинской (Дмитровкой) показано на плане одиннадцать сквозных переулков вместо нынешних пяти, не считая Охотного ряда и бывших к югу от него проездов между рядами лавок.

Исчезли: переулок между Козицким и проездом у вала Белого городя; переулок между Козицким и улицей Немировича-Данченко; переулок между последней и Столешниковым переулком, шедший по северной части современной Советской площади; два переулка между Столешниковым переулком и проездом Художественного театра и один между этим проездом и Георгиевским переулком.

Между Пушкинской (Дмитровкой) улицей и Петровкой было восемь сквозных переулков, один несквозной, три перпендикулярных к ним и два тупика; ныне осталось пять переулков. Исчезли: переулок, шедший параллельно Пушкинской улице от вала подле Белого города до Столешникова переулка, и два параллельных ему к востоку, от вала до первого от него сквозного переулка; этот последний между проездом у вала и улицей Москвина; один сквозной переулок между последней улицей и Столешниковым переулком; один, шедший с Петровки лишь до исчезнувшего позже переулка, параллельного Пушкинской улице, и один тупик с Пушкинской улицы к востоку; другой тупик — также с Пушкинской улицы, между Столешниковым и Дмитровским переулками; переулок между последним и Кузнецким мостом. Между Петровкой и рекой Неглинной, текшей тогда в открытых берегах, на плане показано девять сквозных переулков и два из последнего на современный Петровский бульвар. Теперь здесь только четыре переулка. Переулок с Петровки в середине соединился с переулком к валу Белого города и дал современный Крапивенский переулок; продолжение его к Неглинной, равно как другой переулок к валу, исчезли; исчезли два скзозных переулка между Крапивенским и Рахмановским и три между ним и Кузнецким мостом.

Между рекой Неглинной и Рождественкой, не считая плацдарма на современном Театральном проезде, было семь сквозных переулков, два переулочка от реки:
к параллельному Рождественке между пятым и шестым сквозными переулками, один переулок из последнего на современный Рождественский бульвар и один тупик с Рождественки между четвертым и пятым сквозными переулками. Теперь здесь только пять сквозных переулков. Исчезли: переулок между проездом у вала Белого города и Нижним Кисельным переулком, а также выходивший из него переулочек к валу; два поперечных и один продольный переулки между Большим Кисельным и Звонарским: тупик с Рождественки между Звонарским и Сандуновским пepeулками; сквозной переулок с Рождественки к Неглинной, между Сандуновским переулком и Кузнецким мостом.

Между Рождественкой и улицей Дзержинского (Сретенкой) было, как и сейчас, четыре сквозных переулка и один — из последнего на современный Рождественский бульвар. Но, кроме них, было еще по одному тупику с Рождественки и Сретенки между Кузнецким и Варсонофьевским переулками, коленчатый переулок между валом и Кисельным со Сретенки на современный бульвар у стен Сретенского монастыря и два тупика из современного Большого Кисельного переулка к югу. Между улицами Дзержинского и Мархлевского были те же, что и сейчас, Сретенский переулок и Малая Лубянка.

Между же улицей Мархлевского и улицей Кирова (Мясницкой), кроме Боброва переулка, показан западнее еще один сквозной, до которого продолжался внутри квартала современный Фроловский переулок; он шел и дальше и выходил на улицу Кирова коленом.

Между улицей Кирова и современной Маросейкой — улицей Чернышевского (тогда обе улицы назывались Покровкой) можно различить на плане четыре поперечных и восемнадцать продольных переулков и один тупичок вместо нынешних четырех поперечных и четырех продольных переулков. Исчезли: продолжение к валу Белого города Кривоколенного переулка; два переулочка туда же из Потапова переулка; продолжение до Кривоколенного переулка Девяткина переулка; средний переулочек из него в Потаповский переулок (между Телеграфным и Сверчковым), продолжавшийся и по другую сторону — до Большого Комсомольского переулка; косой переулок от угла Кривоколенного и Армянского переулков к задним воротам Златоустовского монастыря, стоявшего в Большом Комсомольском переулке; тупичок в последнем к западу.

Между Покровкой и современным Подколокольным переулком показано шесть поперечных и пять продольных переулков вместо ныне существующих пяти тех и других. Исчезли: два переулка между проездом Серова и Спасо-Глинищевским переулком; переулок из Старосадского на Покровку — к церкви Успения в Котельниках: переулок между Хохловским и Большим Вузовским им параллельный, но не доходивший до вала Белого города, и переулочек, соединявший его с Большим Вузовским; переулок к валу между Малым Вузовским и Подколокольным.

Наконец между современным Подколокольным переулком, Яузой, рекой Москвой и плацдармом у стены Китай-города находилось тринадцать улиц и переулков, вследствие гористой местности чрезвычайно запутанных, вместо имеющихся в настоящее время пяти. Можно сказать лишь, что исчезли три улицы и два переулка между Солянкой и Китайским проездом, да три переулка к востоку от Солянки.

Кроме того, вдоль всей стены Белого города с внутренней стороны на плане везде показаны проезды, а самые стены примыкающими на западе к стенам Кремля, на востоке — к стенам Китай-города.

Подсчет показывает, что на месте существовавших в 1917 году в Белом городе, между плацдармами у стен Кремля и Китай-города и проездами у стен Белого города (занятыми в это время уже улицами и площадями), 15 радиальных улиц и 77 других улиц и переулков, в конце XVI века существовало тоже 15 радиальных улиц, но 164 других улицы и переулка, т. е. кварталы были рассечены проездами вдвое больше, следовательно, были значительно мельче.

В объяснении к плану говорится, что между Ильинскими и Варварскими воротами на плацдарме Китай-города находилась Конная площадь, а против Варварских ворот — тюрьма для пьяниц.

За стенами Белого города показан широкий плацдарм, по ширине достигающий почти половины ширины Земляного города. В восточной его части, от реки Неглинной до реки Москвы, показан за стенами Белого города ряд отдельных рвов. Застроен плацдарм мелкими деревянными, разбросанными в беспорядке строениями только между рекой Неглинной и Петровскими воротами. Вероятно, это упоминаемый иностранными путешественниками рынок готовых срубов домов — Лубяной торг. В противоположность довольно точно нанесенной сетке улиц и переулков Белого города в Земляном городе совершенно не показаны переулки между радиальными улицами, да и сами радиальные улицы нанесены неполно и неточно. Например, от Чертольских ворот Белого города (ныне Кропоткинских) показана одна улица — к Чертольским воротам Земляного города, т. е. современная Кропоткинская, а Метростроевская (бывш. Остоженка) совсем не показана. От Арбатских ворот Белого города к таким же воротам Земляного города показан современный Арбат, а улица Воровского (бывш. Поварская) совсем не показана. Точно так же показана одна лишь современная улица Герцена между Никитскими воротами Белого и Земляного городов и не показана Малая Никитская улица, отходившая от первых ворот. Огромный квартал между современными улицами Герцена и Горького (между Бульварным и Садовым кольцами) показан на плане маленьким, а улица Горького (Тверская), отходящей не от Тверских ворот Белого города, а приблизительно от середины современного Тверского бульвара. Между же Тверскими воротами Белого города и Дмитровскими Земляного показана современная улица Чехова (бывш. Малая Дмитровка), прямой линией продолжающая Тверскую Белого города; при этом квартал между улицами Чехова и Горького показан втрое большим, чем между улицами Горького и Герцена. Против Дмитровки же Белого города никакой улицы в Земляном городе не показано. Петровка в Земляном городе показана против Петровки Белого города, но квартал от нее до реки Неглинной застроенным лишь наполовину. У реки на другой его половине — широкая площадь. Между рекой Неглинной и Сретенкой не показано никаких улиц, а сама Сретенка показана отходящей не от Сретенских ворот Белого города, а от середины современного Сретенского бульвара. Между Сретенскими и Покровскими воротами Земляного города не показано Красных ворот и никаких улиц. Между Покровскими воротами и Яузой — только одна параллельная последней улица, в которой можно предполагать современную улицу Обуха (Воронцово поле). За Яузой показана одна большая улица между Яузскими воротами Белого города и такими же Земляного. От нее, не считан набережной Яузы, отходит влево два переулка, вправо — три. Ни современной Ульяновской улицы (Николо-Ямской), ни улицы Володарского (Вшивой горки), отходивших от Яузского моста, не показано.

Улицы к воротам показаны необычайно широкими и замощенными посредине бревенчатой мостовой.

Замоскворечье, являющееся тоже частью Земляного города, показано еще схематичнее. Кроме широкого пространства вдоль реки Москвы, по которому позже прошел Водоотводный канал, здесь нельзя знать ни одной современной улицы. От Москворецкого моста к югу показана квадратная площадь с лавками посреди и банями в начале современной Раушской набережной. Между набережной реки Москвы к востоку от моста и местом современного Водоотводного канала показан один длинный квартал, без улиц и переулков внутри. К западу от площади у Москворецкого моста показан большой государев сад, разделенный на прямоугольные участки с деревьями. Он оканчивался против Тайницких ворот Кремля, которые показаны на месте современной Благовещенской башни. За ним до устья реки Неглинной шла квадратная площадь, затем небольшой строительный квартал, оканчивавшийся против современной Ленивки, а дальше до самого Земляного (Крымского) вала — площадь с несколькими отдельными строениями у вала.

Местность к югу от пространства на месте Водоотводного канала изображена на плане застроенной строительными кварталами. От площади у Москворецкого моста отходят две большие улицы, заканчивающиеся у вала огромными площадями. В стене Земляного города, против квартала между этими улицами, показаны Серпуховские ворота, приблизительно на месте нынешней Зацепы. Третья большая улица, тоже расширяющаяся с середины в площадь, отходит от конца строительного квартала, против Ленивки, и оканчивается у Калужских ворот, нанесенных на плане скорее на месте нынешней Добрынинской площади (Серпуховских ворот), чем на своем. Между этой улицей и отходящей от площади у Москворецкого моста показано три переулка, идущих по их же направлению, но доходящих лишь до середины квартала, и один сквозной поперечный переулок между концами больших улич и площадей близ Земляного вала. К западу от третьей большой улицы показан также один поперечный проезд. Такова планировка Замоскворечья на плане, именуемом Петровым.

Застройка Москвы на Петровом плане дана в изображении домов, церквей, лавок, садов и проч., но они настолько мелки и схематичны, что только в Кремле могут быть опознаны с большей или меньшей достоверностью. В других же частях города установить их, за небольшими исключениями, почти невозможно. Поэтому мы не беремся за этот труд, и застройку Москвы в XVII веке, мало отличавшуюся от за стройки в конце XVI века, характеризуем другими материалами.

На Петровом плане помещены некоторые объяснения его содержания. Город делится на Кремль, Китай-город, Царь-город (Белый город) и Скородом (Земляной город), часть которого в Замоскворечьи называется Стрелецкой слободой, «потому что те дома населяют солдаты и стража великого государя, царя и великого князя и другие питомцы Марса».

Объяснений к Кремлю на плане нет.

В Китай-городе отмечаются: 1) храм святой Троицы (Василия Блаженного), называется также «Иерусалимом, к которому в праздник Вербного воскресенья царем приводится патриарх, сидящий на осле»; 2) колокольня этого храма; 3) «Лобное место», как «возвышение, построенное из кирпича, где в дни молебствий патриарх поет некоторые песнопения, также оно служит для объявления народу»; 4) «площадь» (Красная), «назначенная для казней»; 5) «Неглинные ворота» (Воскресенские), которые называются и «Львиными»; 6) «ворота к Москве-реке» (Москворецкие); 7) «мастерские продающих сапоги» (ряд из шести сомкнутых лавок ниже Василия Блаженного, против Нижних рядов); 8) «таможня, где платится пошлина со всех привозимых товаров» (на месте позднейшего Мытного двора, близ Москворецких ворот); 9) «палатки торговцев, где продаются всякие товары» (Верхние, Средние и Нижние ряды, лавки за последними в Зарядьи через переулок и лавки у Неглинных ворот, у самой стены Китай-города); 10) «лавки иконописцев» (Иконный ряд посреди Никольской улицы); 11) «Гостиный двор, где пользуются пристанищем для продажи своих товаров pусские (курсив мой. — П. С. ), из окрестных городов» (на Ильинке, против современного Гостиного двора); 12) «Монетный двор» (не найден, но он находился не там, где помещался впоследствии, т. е. у Воскресенских ворот); номерами 13—33 обозначены не найденные мною на плане учреждения, кроме номеров 21—23, обозначавших Варварские, Ильинские и Никольские ворота Китай-города 84.

Для характера застройки и использования территории последнего все же показательно, что под номером 14 отмечался храм Вознесения, «крыша башни которого вызолочена»; под номером 33 — «св. Никола, монастырь, где совершаются крестные целования в знак клятвы в сомнительных делах» (вероятно главным образом торговых); под номером 18 — подворье Новгородского монастыря; 20 — тюрьма; 24 — типография; 32 — «судный двор, где разбираются гражданские дела и назначаются наказания за более легкие преступления, как воровство и тому подобное» (не Земский ли это приказ на месте Исторического музея?); 31 — «арсенал, где хранятся военные орудия», 17 — «двор послов» (посольский двор).

Под остальными номерами показаны дворы: деда царя Михаила Федоровича — Никиты Романова, Михаила Никитича Романова, Булгаковых, Степана Годунова, иноземца де Валя, бояр Буйносова, Телятевского, Шереметева, Черкасского.

Скворцов замечает, что многие из последних умерли до воцарения Михаила Федоровича, и выводит отсюда, что в его время чертеж был только гравирован и надписан, а составлялся раньше.

В Царь-городе (Белом) отмечены: 1) «царская конюшня» (на месте Музея изобразительных искусств на Волхонке); 2) «ворота, ведущие к воде, для обслуживания скота» (Водяные ворота Белого города у Большого Каменного моста); 3) «сад с травами для царской аптеки» (Аптекарский сад); 4) «новый земский двор» (на месте Манежа);

5) «больница» (на Новой Манежной площади, против университета);

6) «двор, где отливаются военные орудия» (Пушечный двор); 7) «Конная площадь» (на месте Лубянского сквера); 8) «двор польских купцов, с которым соприкасается двор армянских купцов» (не найден 85); 9) «больница (?), где продаются соль и рыба» (Соляной двор на Солянке); 10) «Бражные тюрьмы, тюрьма для пьяниц» (на площади Ногина).

Все ворота, кроме Мясницких, обозначены правильно. Мясницкие же названы Фроловскими, но их номер 12 поставлен у Калужских ворот Земляного города.

В Скородоме объяснены лишь: 1) «сад великого князя» (на Болоте, против Кремля); 2) «теплые воды или бани» (на Балчуге, у Москворецкого моста); 3) «Дровяной рынок» (на месте Петровского бульвара).

Рвы с водой из Неглинной в Москву-реку показаны: на Красной площади, на Театральном и Китайском проездах, на Бульварном кольце, от Неглинной до Яузских ворот, и даже на Садовом кольце — от Неглинной до 1-й Мещанской улицы.

Так как указанная выше планировка Москвы в Земляном городе показана почти одинаково с Петровым планом на всех планах-чертежах XVII века, из других документов которого мы точно знаем о существовании в это время улиц и переулков, на планах не показанных, то вправе сделать заключение, что изображение их на Петровом плане и других планах XVII пека схематично и не отвечает действительности.
Аватара пользователя
Kolesov
 
Сообщения: 331
Зарегистрирован: 17 июл 2010, 13:03